Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Аналитика

Шельфовая нефть дает Абхазии шанс стать «новым Катаром» и обогнать Азербайджан

Шельфовая нефть дает Абхазии шанс стать «новым Катаром» и обогнать Азербайджан
Фото abkhaz-auto.ru rustrademission.ru Яндекс.Дзен
Стратегия экономического развития Абхазии через призму нефтедобычи позволяет говорить о колоссальных по масштабу и скорости перспективах роста.

Над этим рассуждает Руслан Темирбулатов, кандидат экономических наук, эксперт в области международных отношений по странам СНГ.

Эксперт обладает компетенциями, чтобы делать такие выводы и громкие заявления. Темирбулатов возглавлял полномочное представительство Татарстана в Казахстане, курировал абхазское направление в Управлении Президента РФ по социально-экономическому сотрудничеству с государствами-участниками СНГ, Республикой Абхазия и Республикой Южная Осетия.

ПРОТИВОРЕЧИВАЯ ИСТОРИЯ

Предыстория добычи абхазской нефти имеет противоречивую историю. Первые месторождения были обнаружены и предварительно разведаны к концу 70-х голов прошлого века.

В то время руководство Грузинской ССР убедило Москву в нецелесообразности делать из Абхазии «нефтяную автономию». Главным аргументом Тбилиси стал тот факт, что добыча нефти может привести к новым абхазским требованиям статуса либо союзной республики, либо автономной республики в составе РСФСР.

Но в то же время тбилисские власти просили в случае решения об освоении этих ресурсов, учесть приоритетные потребности «остальной» Грузии в нефти и увеличивать привлечение именно специалистов-грузин, а не абхазов в разработку абхазской нефти.

Ситуация изменилась с развалом Союза и образованием независимых кавказских республик.

При этом, добившаяся трудным путем де-факто независимости Абхазия, обладая данными по собственным энергоресурсам, не располагала средствами для их разработки. А ее непризнанный статус не позволял кому-либо из крупных компаний вкладывать значительные деньги в освоение ее шельфа.

Абхазский шельф в Тбилиси всегда считали своей территорией. В 1998 году грузинские власти предприняли попытку передачи прав на разработку «своего» участка шельфа Черного моря американской компании AnadarkoPetroleum. В 2000 году AnadarkoPetroleum и национальная компания «Грузнефть» создали СП AnadarkoGeorgia, которое получило лицензию сроком на 25 лет на поиск и добычу нефти на черноморском шельфе.

Но, поскольку по политическим причинам интересы Абхазии здесь учтены не были, дальше планов дело не пошло.

Признание независимости Абхазии Россией де-юре в 2008 году изменило ситуацию в прямо противоположную сторону. Теперь инвестирование в нефтяные месторождения независимой Абхазии, по крайней мере со стороны государственных компаний, стало менее рискованным.

ВОКРУГ ШЕЛЬФОВОЙ НЕФТИ

Именно шельфовая нефть в период затяжного экономического кризиса, помноженного на пандемию короновируса, сегодня способна стать точкой отсчета быстрого, комплексного социально-экономического развития Абхазии.

Следствием чего может стать повышение роли Абхазии в мировой экономике и политике. Ведь именно с нефти «стартовала» в 60-х годах минувшего столетия, например, стремительное развитие Кувейта, Бахрейна, Брунея, Катара.

Сегодня эти небольшие по размерам государства входят в число наиболее высокоразвитых в экономическом отношении стран мира. Причем, все эти государства имеют очень высокий уровень жизни и социального обеспечения населения.

Есть и другие, более близкие нам, примеры того, как нефть и газ выступили драйверами экономического прорыва в новейшей истории. В частности, Азербайджан и Татарстан.

И акватория Черного моря в последнее время стала местом активного поиска и разработки углеводородов. Россия, Турция, Болгария, Румыния и Украина активно ведут такие работы.

Украина, Румыния и Болгария уже нашли рентабельные в плане коммерческой добычи запасы углеводородов.

В июле 2020 года австрийская компания OMV в лице своей «дочерней компании» OMV PETROM S.A получила от официального Тбилиси разрешение на разведку возможных месторождений нефти на шельфе Черного моря у берегов Грузии.

OMV PETROM S.A предоставили генеральную лицензию на пользование ресурсами на участке площадью 3500 квадратных метров.

Возникает резонный вопрос: не замахнутся ли австрийские инвесторы и на акваторию Абхазии? Без сомнения, этот принципиальный и пока открытый вопрос требует тщательного внимания со стороны абхазских властей.

Хотя, их позиция прозрачна и озвучена давно.

ВЗАИМОВЫГОДНЫЕ УСЛОВИЯ

Еще в 2009 году Президент Абхазии Сергей Багапш предельно четко сформулировал отношение к вопросу нефтедобычи. Он заявил: «Абхазия, как и другие причерноморские страны будет разрабатывать месторождения нефти в Черном море».

В этот же период правительство Абхазии и российская компания «Роснефть» договорились о проведении дополнительной уточняющей разведки и обустройстве нефтяных месторождений на абхазской территории.

По предварительным оценкам профильных ведомств республики, экспертов «Роснефти» и Федерального агентства России по недропользованию, общие запасы черного золота в республике оцениваются, как минимум, в 300 миллионов тонн, и расположены они в основном вблизи её черноморского побережья.

Ввиду сравнительно низкого спроса в Абхазии на нефть, при освоении большинства месторождений республика может стать одним из крупнейших не только на Кавказе, но и в бывшем СССР, экспортером нефти.

У Абхазии есть шанс опередить даже Азербайджан.

Интерес российской госкомпании к разработке черноморских недр может быть достаточно обоснован и тем, что, во-первых, у «Роснефти» есть положительный опыт работы на шельфе, во-вторых, условия черноморского шельфа выгодно отличаются от шельфа Сахалина и тем более Северного Ледовитого океана.

Тем более, что решить вопросы с необходимой инфраструктурой и логистикой в Абхазии удастся значительно проще и дешевле, чем на Крайнем Севере.

Не менее важным может стать совместное сотрудничество и с точки зрения экологии и безопасности.

Не секрет, что «Роснефть» уделяет большое внимание высоким экологическим стандартам деятельности и развитию природоохранных технологий. За несколько лет были реализованы программа по повышению надежности трубопроводов и ряд других экологических инициатив. Успешность природоохранной деятельности компании отмечают ведущие независимые эксперты в области экологии.

В 2020 году «Роснефть» заняла лидирующую позицию среди российских компаний в международном рейтинге CDP в категории «Климат».

Способна войти в число лидеров на нефтедобыче и Абхазия.

В последние годы занимающиеся абхазской тематикой эксперты фокусировали внимание на том, что республика пока не располагала реалистичным долгосрочным планом развития экономики и совершенствования государственных институтов, в целом.

Сейчас ситуация в мире не позволяет больше плыть по течению, решая тактические, сиюминутные задачи и не формируя планы на десятилетия вперед.

Решится ли Абхазия на серьезные экономические реформы? Пойдут ли абхазские власти по пути экономически развитых нефтедобывающих стран? Это решать только им. Но ответ, как кажется, очевиден.

Яндекс.Метрика